Мемориальный комплекс "Концлагерь Нойенгамме"

Выход в Гамбург. День четвертый. 
Мемориальный комплекс "Концлагерь Нойнгамме". 
Продолжение программы "Гамбург и Питер против гомофобии".



Этого дня я ждал больше всего. Во-первых, из-за темы - прожив 13 лет в Германии я так ни разу и не был ни в одном бывшем концлагере. Вести нас по  Нойенгамме должен был Ульф Больман, историк, исследователь положения гомосексуалов во времена веймерской, нацистской и послевоенной Германии, архивариус в государственном архиве, соавтор книги "Преследование гомосексуалов в Гамбурге в период с 1919 по 1969 года" (Homosexuellenverfolgung in Hamburg), иллюстрированой 300 фотографиями и сотнями документов, в том числе и из концлагеря Нойенгамме (15 км от Гамбурга), в котором вместе с сотнями других гомосексуалов в 1945 году погиб брат Владимира Набокова, открытый гей. Судьба Сергея Набокова связывает российскую и немецкую истории 20-го века, так чудовищно похожие. Подробно об этом писал Алексей Цветков
Во-вторых, я ждал этого дня, потому что переговоры вел сам и нес большую часть ответственность.
В-третьих, именно эту тему мы надеялись развить после недельного обмена. Забегая вперед, скажу, что все вышло так, как мы даже и мечтать не могли.




Имена 50 тысяч погибших в концлагере Нойенгамме вывешены на холстах. Имена еще примерно 50 тысяч узников не удалось установить.
Большую часть погибших составляют пленные из СССР.
Около 400 мужчин и женщин были сосланы в Нойенгамме в период с 1933 по 1945 год за гомосексуальные контакты.





Чтобы добраться до мемориального комплекса к 9 утра мы встретились на вокзале в 7. Оля еле сдерживает довольную улыбку - первый день в Гамбурге светит солнце.




В Бергедорфе пересадка на автобус. В автобусе книжная полка с бесплатной литературой. Впервые такое встречаю тут.




Я нашел конституцию Германии, Новый Завет на английском и комиксы Лорио. В остальном на полке стоят детективы и христианские бестселлеры типа "Приключения добродетели".




Автобус идет по пасторальным кукурузным полям, справа и слева мелькают  крытые соломой фахверковые крестьянские дома.
Идиллия.
.



Вход на территорию лагеря ничем не огорожен. Ты просто стоишь на опушке леса.
Ульф Больман рассказывает, что раньше здесь находились сады-огороды, в которых работали арестанты. Грядки они удобряли пеплом погибших товарищей, из близлежащего крематория.




Здесь очень тихо.




Ульф рассказывает, Вадим переводит.




На территории лагеря была установлена первая в своем роде мемориальная доска, в память о гомосексуальных жертвах нацистского режима.




Это не могила СССР. Просто такими плитами здесь чтут память узников из разных стран и разных национальностей.




Израильская плита.




Вольфганг, Ольга, Вадим, Полина, Алеша, Света, Барбара, Ульф, Игорь, Валя.




На территории лагеря построен мемориальный комплекс. На входе - модель лагеря. Дальние постройки - фабричные помещения, в которых производились револьверы "Вальтер".
Справа - бараки. На переднем плане - кирпичный завод. Нойенгамме был в первую очередь трудармией, с философией "Уничтожение через труд". Специально на смерть людей отсюда высылали в другие лагеря.





Бетон и списки погибших.























В одном закрытом помещении, за стеклом лежат на полу белые холщевые свитки, символизируюшие те 50 тысяч убитых, имена которых не удалось установить.










Англичане в 45-ом нашли лагерь пустым, с полностью уничтоженной документацией. Так называемые "Книги Смерти", которые смогли вынести сами арестанты - единственные источники информации о погибших.
Это тетради, в которых надзиратели вели учет смертельных случаев.




"Книги Смерти" закрыты черной материей от прямых солнечных лучей. Но ассоциации с занавешенными зеркалами в доме, где умер человек, сильнее. 




Перед приходом армии союзников надзиратели концлагеря повели всех пленных, десятки тысяч, пешком к Балтийскому морю, за сотни километров. Историки называют эту попытку скрыть следы "маршем смерти". Во время этого похода в пути погибла от изнеможения большая часть заключенных. Тех, кто дошел до Балтики посадили на корабли, чтобы потом "бросить концы в воду". Но через несколько дней все они погибли под английскими бомбами. 




Утренний обход - на правой странице время смерти - 4.00, 4.10, 4.20, 4. 35, 4.40, 4.50 ......













Много русских фамилий.
Рядом стоит компьютер, в который внесены все известные данные арестантов - имя, национальность, причина ареста, дата смерти, причина смерти.
Можно пробить в базу свою фамилию.










Идем дальше, на производственную территорию.




Кирпичные заводы. На этот подъем вагонетки с глиной толкались вручную.




Площадь, на которой проходили сборы и переклички.




Вот она же на фотографии 43 года.




До 2006 года на территории бывшего нацистского концлагеря располагалась тюрьма ФРГ для малолетних преступников.
Земельное правительство по-хозяйски не хотело терять такие удобные помещения. Даже если эти помещения принадлежали самому крупному концлагеру Северной Германии.
Только после многолетнего давления и переговоров с организациями выживших узников концлагеря здесь был создан мемориальный комплекс.




Теперь здесь музей. Во дворе на месте бывших бараков аккуратно насыпаны обломки.



Внутри - выставка.




На входе - карта лагерей, немецкий архипелаг Гулаг. У Нойенгамме более 80 филиалов по всей Северной Германии, обозначенных на карте голубым цветом.




В главном помещении все группы заключенных представлены стендами и биографиями.




На примере этого молодого боксера раскрывается судьба сотен тысяч цыган в нацистской Германии.
Рядом - геи, асоциальные элементы, русские ...








Этот стенд посвящен людям, арестованным по 175 статье, за гомосексуальные контакты. Ульф зачитывает анонимный донос на двух мужчин. "Считаем своим долгом должить, что в нашем многоквартирном доме сожительствуют двое господ, как мужчина с женщиной. Просим принять меры." Подпись - "Группа жильцов".
Ульф Больман был одним из инициаторов и разработчиков этого стенда.




Эта часть посвящена Сергею Набокову. Историю его жизни и смерти можно прочесть у Цветкова - http://ru-antidogma.livejournal.com/708205.html.


 

В 41-ом его уже однажды забирали за мужеложство (Набоков открыто жил со своим другом), в 43 следует еще один, последний арест в Берлине.




Кирпич и плитка, изготавливаемые заключенными Нойенгамме должны были пойти на переустройство Гамбурга.





Это карта города, справа центр, слева преобразованная по планам Гитлера Альтона. Он намеревался весь старый город сравнять с землей, так как  в нем проживало слишком много коммунистов и евреев, и постоить на его месте огромную аллею Триумфа, прямо с выходом к Эльбе. Но скоро уже стало не хватать денег и проект забросили.




Это рисунки одной из заключенных. Сохранились свидетельства, что в лагере проводились медицинские опыты над людьми и несколько массовых убийств газом.
Хотя, повторюсь, Нойенгамме не был лагерем уничтожения. Здесь убивали работой.




Умывальная комната того времени. Рядом расположены современные туалеты.




Вагонетки.




Мы уезжаем.




На том же автобусе.




Игорь Кочетков нашел на автобусной книжной полке Эриха Фромма, "Вы будете как боги".


Во второй половине дня Ульф поведет нас в гос.архив. На следующий день Игорь будет читать доклад по положению геев в царской России и в СССР.
А еще через два дня начнется обсуждение проекта международной конференции по правам человека в Питере в 2012 году. Тема конференции - преследование гомосексуалов в нацистской Германии и в СССР и уроки истории. Организаторы конференции - "Выход" и LSVD, среди возможных партнеров - Amnesty International и "Мемориал".
Comments